библиотека для детей Ларец сказок

Про девочку любу Глава 11. Прощание

Когда Люба проснулась, она первым делом заглянула в подпол. Там никого не было. Не было ни только гномов, но и их вещей. Видимо, они перетащили всё обратно на свой корабль. На какую-то секунду девочке показалось, что ничего на самом деле и не происходило, что ей всё попросту приснилось, но, взглянув в окно, она убедилась, что это не так. На улице, перед самым Любиным домом стоял знакомый её пень, который был на самом деле вездеходом. А вот напротив пня стоял бабушкин сосед — дед Ваня. Он стоял и внимательно всматривался в пенёк. Люба быстро оделась и поспешила на помощь гномам, которые, несомненно, попали в неприятную историю.


— Доброе утро! — Выкрикнула Люба, как только выскочила за калитку.

— А, Люба, здравствуй, здравствуй, рад тебя видеть. Ты что так рано встала? Я в твоем возрасте любил поспать подольше.

— Да что-то не спится,- созналась Люба, — а вы что, на рыбалку собрались?

И действительно, дед Ваня нёс на плече целых восемь удочек. Так он любил ловить рыбу.

— Да вот — собрался, только видишь какое чудо по дороге встретил?! — Сказал он, указывая на пень.

Люба сделал вид, что видит пень впервые.

— Какое чудо? — Словно бы ни о чем не догадываясь, спросила она.

— Как какое!? Вот же! Пень! — Возмутился старичок.

— И что? — Изо всех сил Люба старалась придумать как выкрутиться из этой ситуации.

— Как что, раньше этого пня тут не было!

— А-а-а, — произнесла Люба неопределенно. — А может, был он, просто не замечал его никто?

— Еще чего ты мне тут наговоришь, — обиделся дед Ваня, — я с малых лет живу в этой деревне, на этой самой улице. И я точно знаю, что тут не было никогда никакого дерева и никакого пня тоже.

— Ну, может, его кто-то принес сюда и бросил? — Предположила девочка.

— Как бы не так! Он вон как в землю корнями ушел! Я его и качал, и пинал, и палкой по нему стучал, а он даже и не шелохнется.

— Да, загадка, — согласилась Люба, — но вы, кажется, на рыбалку хотели, а я вон вижу, тучка какая-то над прудом висит. Не было бы дождя.

— И то правда, — заторопился дед Ваня, — я вчера хорошее место для рыбалки нашел. Наверное, сегодня будет улов.

Старичок развернулся и заковылял к деревенскому пруду. Как только он скрылся, Люба повернулась к пню и негромко спросила:

— Вы что, с ума сошли что ли? Кто вас надоумил остановиться у самой дороги?

В пне что-то щелкнуло, зашуршало, и на самой макушке открылась маленькая дверка, из которой вылез перепуганный Пряткин.

— Уф, — вздохнул он, — я уж думал, он никогда не уйдет, и чего он к нам привязался?

— А я говорила вам, что пень — не самый лучший вид для транспортного средства.

— Знаю, знаю, — заворчал Пряткин, — пни не ходят и всё такое. Но я и не ходил! Мы ночью пришли, когда никто нас не мог видеть, и окопались тут. Стояли и не шевелились, а он к нам пристал, палкой ещё стучал.

— Понимаете, — как можно более спокойно произнесла Люба, — пень — это спиленное дерево. А деревья растут много-много лет. Как вы думаете, не странно ли, что за одну ночь на поляне появился новый пень?

— Ой, как у вас всё сложно, — вздохнул гном, — но не будем об этом. Дел очень много. Ты можешь незаметно перевезти нас к себе в комнату?

Люба, не долго думая, сходила за тележкой, в которой она возила дрова. Для вида она даже положила в неё пару поленьев. В тележку перебрались гномы: Пряткин, Александр, Незабудка и Обжоркин. Девочка аккуратно перевезла гномов к дому. Когда она уже почти доехала до двери, из окошка выглянула бабушка:

— Уже проснулась? А дрова куда везешь? Сегодня баню топить не будем. Пошли лучше завтракать.

Любе очень хотелось переговорить с гномами, тем более она видела, как кот Васька тоже проследовал в её комнату, но она не должна была привлекать лишнего внимания бабушки. За завтраком девочка очень быстро проглотила кашу, выпила стакан молока и побежала к себе в комнату.

— Куда так торопишься, — засмеялась бабушка, гладя на внучку, — успеете еще наиграться.

Люба ничего не ответила, только вздохнула. Знала бы бабушка, какие сложные вопросы приходится решать её внучке. В комнате гномы о чем-то спорили с котом Васькой, на шее которого висел медальон-переводчик.

— Вот ты, Люба, скажи,- обратился Васька-Профессор к девочке, — эти горе-спасатели удумали ловить мой корабль на крючок, словно какую-то рыбку.

— На крючок? — Не поняла Люба. — А где же вы возьмете такую большую удочку?

— Мы привяжем крепкие веревки к нашему кораблю, — сказал Александр и указал в окно.

Люба посмотрела в окно, но ничего там не увидела, кроме тучки, висящей над прудом. И тут её осенила догадка.

— Так эта тучка … Это что, ваш корабль?

— Да, здорово мы его замаскировали? — С гордостью заметил Пряткин.

— Мы прилетели сегодня утром из леса.

— Но вас же заметят! — Забеспокоилась Люба.

— Вот и я говорю, что заметят, — вступила в разговор Незабудка, — тучки, они же не совсем такого цвета. Они белые, а эта какая-то синяя…

— Да не в этом дело, — перебила её Люба,- облака не летают так низко и тем более не стоят на одном месте. Посмотрите на небо! Скоро вся деревня соберется, чтобы посмотреть на вашу синюю тучку.

Гномы взглянули на небо. Действительно, на фоне высоких белых облаков, быстро летящих по своим делам, маленькая синяя тучка, низко висящая над прудом, выглядела очень странно.

— Обжоркин, передай пожалуйста на корабль, чтобы взлетели повыше, — попросил Александр. — А мы пока подумаем, как нам быть.

— Затея с рыбной ловлей всё равно не удастся, — заявил Профессор,- даже если вы подцепите мой корабль, он не даст себя вытащить. Он будет сопротивляться. Он же не знает, что вы хотите его освободить. Есть только один способ его поднять — пробраться внутрь.

— К сожалению, у нас нет для этого оборудования, — вздохнул Александр.

— Нет, есть, — раздался сзади детский голос.

Все обернулись. Гномы так жарко спорили, что не заметили, как в комнату вошла Аня. В руках она держала полиэтиленовый мешок.

— Вот, я нашла, что вы вчера просили.

Девочка прошла на середину комнаты и высыпала на пол целую кучу игрушек.

— Это всё может пригодиться, — сказала она, — но главное — вот! Подводная лодка! Ты, Пряткин, вчера спрашивал.

Аня держала в руках игрушечную подводную лодку из красной и желтой пластмассы.

Люба умилительно посмотрела на свою подружку.

— Анечка, Пряткин имел в виду не детскую игрушку, — начала было она, но Пряткин её перебил.

-Отлично! Это то, что нужно!

Гном подбежал к лодке, которую Аня поставила на пол.

— Она большая, — продолжил Пряткин, — герметичная.

— Но это же всего лишь игрушка! — Недоумевала Люба.

— Ну и что!? Тут даже окно прозрачное есть! Мы разместим тут двигатели, вот тут баллон с воздухом, а вот тут поместится один гном.

— Много времени займет переделка? — Поинтересовался Александр.

— Часов пять или шесть.

— Это мой последний шанс, — сказал Профессор, — если у вас не получится, уже не будет больше времени, чтобы что-то переделывать, и вам придется улететь без меня. Пойду я, предупрежу своего водяного, то есть свой корабль.

Профессор вышел через окно на улицу. Гномы сразу принялись за дело. Они перетащили подводную лодку и другие Анины игрушки под кровать и принялись за работу.

— Девочки, — обратилась Незабудка к Любе с Аней, — не могли бы вы мне помочь собрать немного еды в дорогу? Полет нам предстоит дальний, хорошо бы вначале хотя бы питаться натуральной пищей.

— Конечно! — Тут же согласилась Люба. — Пойдемте в огород, там полно всякой зелени.

— А хотите тыкву, самую большую? — Предложила Аня.

— Нет, спасибо, — поспешила отказаться Незабудка,- боюсь, что тыква в наш корабль не поместится, а если и поместится, то половине гномов придется лететь, сидя внутри этой тыквы.

Девчонки рассмеялись, за что Александр бросил на них неодобрительный взгляд.

— Не будем вам мешать, — сказала Люба и направилась к огороду. За ней пошли Аня и Незабудка.

Девочки стали срезать листья щавеля и салата и аккуратно разрезать их ножницами на маленькие квадратики. Незабудка складывала эти квадратики в специальные банки для длительного хранения овощей и фруктов.

— А почему вы так торопитесь улететь именно сегодня? — Поинтересовалась Люба у гномихи.

— Я точно не знаю, — ответила та, — я же не космонавт. Это как-то связано с космическими течениями и ветрами. Если мы улетим сегодня, то сможем добраться до дома за полгода, а если улетим завтра, то добираться будем уже десять лет.

— А если после завтра? — Спросила Аня.

— Тогда за тридцать лет.

— Понятно, почему так торопится Александр, — Люба передала очередную порцию листьев салата.

— В любом случае мы улетим сегодня.

Когда банки у гномихи заполнились, девочки понесли их к пню, чтобы перегрузить в вездеход. По пути Незабудка куда-то исчезла. Люба сначала не поняла, что случилось, но потом заметила, что у вездехода снова стоит дед Ваня.

— Здравствуйте, — поздоровалась Люба с рыбаком, — как улов?

— Да никакого улова, зря просидел только. Я вчерась ходил вечером, там так булькало — рыба играла. Думал, сегодня с утра я её поймаю, но — ничего. А вы играете тут что ли? — Спросил дедушка, глядя на маленькие баночки в руках девочек.

— Играем, — осторожно ответила Аня, ставя банки на пенек.

— Я вот смотрю, — продолжил дед Ваня, — на пне гриб вырос, да еще такой большой, — он слегка ткнул палкой в большой мухомор, торчащий на макушке пня.

— Ой, не ломайте его, — заволновалась Люба, — путь растет, он такой красивый!

— Пусть, — согласился дедушка, — только вы его не трогайте, он ядовитый.

— Мы знаем, знаем, это мухомор! — Решила показать свои знания Аня.

— Не уверен, — ответил дед Ваня, — мухоморы на пнях не растут.

Старичок хотел ещё о чем-то поговорить, но усталость взяла своё. Он зевнул, пробормотал что-то и тихонько поплелся к своему дому.

Когда он совсем скрылся, на пне открылся люк и из него выглянул Обжоркин.

— Он ушел? — Осторожно поинтересовался гном.

— Ушел, — ответили девочки.

Из кустов вышла Незабудка. Она залезла на пень и стала передавать Обжоркину банки с салатом и щавелем.

— А зачем ты гриб вырастил? — Укорила гнома Люба. — Пень ваш и так заметный, а ты его еще и грибом украсил.

— Это не гриб, а антенна. Я же должен был передать сообщение на корабль.

Люба посмотрела в сторону пруда и заметила, что тучка, висевшая над ним утром, поднялась гораздо выше и почти слилась с другими облаками. Пока Люба смотрела, гном спрятал гриб-антенну внутрь вездехода.

— Я, пожалуй, перегоню вездеход в другое место, — предложил гном, — чтобы он был менее заметен.

— Ни в коем случае, — спохватилась Люба, — сейчас, когда к нему все привыкли, лучше ему оставаться как есть.

Гном спрятался внутри, а девочки снова отправились в огород. Они помогали Незабудке до самого обеда: срывали листья, нарезали, складывали, собирали ягоды, ловили улиток. Самая большая сложность во всем этом деле заключалась в том, чтобы нарезать ножницами листья на маленькие аккуратные квадратики, которые помещались бы в гномьи квадратные банки. Аня быстро устала от такого занятия, и ей доверили собирать ягоды. Она рвала огородную землянику и складывала подходящие по размеру ягодки в банки, а не подходящие — в рот. Так девочки трудились до обеда. Когда бабушка Маша выглянула в окошко и позвала девочек к столу, они как раз относили к вездеходу последнюю порцию гномьих припасов.

После обеда девочки с Незабудкой принялись делать запас воды для дальнего перелета.
Тут было всё просто: Люба взяла большую трехлитровую банку, налила туда воды их ведра и перенесла к пню, а Обжоркин вытянул из вездехода шланг, по которому вода стала закачиваться внутрь. Вода качалась очень медленно и наблюдать за этим процессом было очень скучно.

— Давай, я тебе воду прям из банки в люк вылью, — предложила Аня, беря банку в руки.

В глазах гнома промелькнул испуг:

— Ни в коем случае! — Закричал он. — Ты что, хочешь утопить меня и залить всё наше оборудование?

— Извини, — смутилась Аня, — я хотела как лучше.

Гном успокоился, но ворчать не перестал.

— Да не сердись ты, — вступилась за девочку Незабудка, — она же хотела помочь тебе. Откуда ребёнку знать, какое там у тебя оборудование.

Дальше воду наливали молча. Но совсем долго молчать — очень скучно. А когда скучно, в голову приходят всякие грустные мысли. Люба подумала, что вот уже настал тот день, когда гномы улетят к себе на родину, а она о них так ничего толком и не узнала.

— А правда, — спросила Люба у Незабудки, — что гномы умеют творить всякие чудеса?

Гномиха задумалась.

— Честно говоря, не знаю, — призналась она.

— Как так? — Не поняла Аня. — Ты же сама гном!

— Понимаете, мы не совсем те гномы, о которых написано в ваших книжках. Ради любопытства я читала некоторые из них, там много чего чудесного и сказочного, но гномы из этих сказок не похожи на нас. Мы не носим красных колпачков, не живем в домиках, сделанных из грибов. И тем белее не прячем золото в горшочках. Скорее всего, в ваших сказках описываются какие-то другие гномы.

— Почему же? — Не согласилась Люба. — Сказки писались очень давно. Возможно, тогда вы были именно такими.

— Возможно,- согласилась Незабудка, — но, к сожалению, мы этого никогда не узнаем.

— Почему не узнаем? — Не поняла Аня.

— Потому, что гномы живут сейчас на многих планетах. И на каждой из них они помнят, как прилетели откуда-то. То есть ни одна планета не является для гномов их прародиной, то есть тем местом, где гномы появились на свет. Профессор и занимался поисками той самой первой планеты, на которой зародились гномы. А так, насколько мы себя помним, мы всегда могли путешествовать по космосу и всегда перелетали с одной планеты на другую.

— А ведь Профессор прилетел именно к нам в поисках этой первой планеты, — вспомнила Люба.

Тут из вездехода высунулся Обжоркин.

— Достаточно, — сказал он, — больше воды не надо.

Гном вылез из пенька и направился в дом. За ним последовали и девочки. В комнате Любы гномы уже заканчивали переделку подводной лодки. Аня, взглянув на свою игрушку, не поверила своим глазам. Её пластмассовая лодка превратилась практически в настоящую субмарину. Сбоку лодки был приделан люк, через который гном мог пробраться внутрь. Внутри были размещены двигатели и баллоны с воздухом. Сквозь прозрачное стекло внутри было видно сиденье, очень большое и удобное. Спереди лодки были приделаны два пластмассовых совочка, так что она могла не только плавать, но и копать, что несомненно пригодится, когда нужно будет добраться до люка затонувшего корабля.

— Ну как вам наша работа? — Не без гордости в голосе поинтересовался Пряткин.

— Великолепно! — Восхитилась Аня.

И по всему было видно, что Люба тоже с ней согласна.

— Ну, не всё так хорошо, — вздохнул Александр,- лодка получилась тяжелой, а мы построили её так далеко от пруда.

Люба попробовала приподнять подводную лодку, которая показалась ей не очень тяжелой.

— Ничего, — сказала она, — я донесу её до пруда. Тем более, вы не смогли бы пронести её у всех на виду. Вас бы сразу заметили.

— А так подумают, что мы просто играем,- добавила Аня.

— А это очень хорошая идея, — заметила Незабудка, — что бы мы без вас делали.

Решено было идти на пруд через час. Дело шло уже к вечеру, и медлить было нельзя. Аня пошла домой, предупредить свою бабушку, что будет играть с Любой на пруду. А Люба уговорила свою бабушку пораньше поужинать, чтобы потом пойти вместе с Аней.

— Только долго не засиживайтесь у воды, — наказала бабушка Маша своей внучке после ужина.

— Хорошо, — быстро проговорила Люба, глотая на ходу не жеваную кашу.

Она накинула легкую кофту, надела калоши, так как вечером могла выпасть роса, аккуратно взяла подводную лодку и направилась на пруд. Аня уже ждала её у спуска под гору.

— Ты что так долго? — Поинтересовалась маленькая девочка.

— Кашу ела, — ответила Люба.

— Кашу ела, — передразнила её Аня в шутку, — я свою кашу ещё вчера съела.

Девчонки рассмеялись, но потом вспомнили какое серьёзное дело им предстоит, и направились молча на пруд.

Аня шла первой, одной ей известной тропинкой к удобной полянке перед самой водой. Там не было высокой травы, и было очень удобно именно оттуда запускать лодку. На полянке их ждали Александр, Обжоркин, Незабудка, Пряткин и Профессор, который, мяукая, разговаривал с кораблём. Корабль отвечал, и на середине пруда то и дело появлялись большие пузыри.

— Ну что, всё готово? — Спросил Александр, глядя на Пряткина. — Я как-то волнуюсь.

— Да всё будет хорошо, — успокоил его Пряткин. — Люба, давай лодку!

Люба опустила подводную лодку на землю. Пряткин открыл люк, залез и хорошенько заперся изнутри. Затем он сел в кресло, включил приборы и вопросительно посмотрел на девочку.

— Чего? — Не поняла та.

Пряткин нажал какие-то кнопки, и из динамика сбоку лодки донеслись его слова.

— Чего-чего, отнеси меня, пожалуйста, в воду. Сам я никак не доползу же.

— Ах да, — спохватилась Люба.

Она аккурано взяла лодку и поднесла к берегу. Там она осторожно опустила лодку в воду. Пряткин включил двигатели, и лодочка поплыла по поверхности пруда прямо на середину.

— Ух-ты, здорово то как, — не смогла сдержать восхищения Аня.

— Я тоже глазам своим не верю, — согласился с ней Обжоркин.

Девочки и гномы стояли на берегу и смотрели, как желтая лодка удаляется от берега. Когда она достигла середины пруда, Пряткин остановил лодку и начал погружение. Лодка уже совсем почти было скрылась под водой, как вдруг в воздухе промелькнул поплавок, леска и что-то булькнуло в воду рядом с ней. Леска натянулась и лодка, зацепившись за рыболовный крючок, всплыла и быстро направилась к противоположному берегу, несмотря на то, что Пряткин изо всех сил пытался выровнять лодку и отцепиться от крючка. Гномы были так поражены такой неожиданностью, что поначалу просто стояли, с ужасом глядя, как их надежда уплывает в противоположную сторону. Но девочки не растерялись. Как только они сообразили в чем дело, они бегом бросились вокруг пруда.

На противоположном берегу стоял дед Ваня, который изо всех сил сматывал леску свой удочки, пытаясь вытянуть лодку на берег.

— А, вот и вы, — сказал он девчонкам, — не волнуйтесь, сейчас мы её достанем!

— А мы не хотим доставать .. , — начала было Аня, но Люба её перебила.

— Вот и хорошо, спасибо большое вам.

Дед Ваня уже вытащил лодку на песок. Пряткин выключил двигатели, чтобы понапрасну на сажать аккумулятор, и сел неподвижно в кресло.

— Что же, она у вас на батарейках что ли? — Спросил Дед Ваня, беря лодку в руки.

— Да, на батарейках, — кивнула Люба.

— Какая хорошая игрушка, — сказал старичок, — а вы чуть её не утопили. Ладно я успел подцепить. Такие игрушки только в ванне можно пускать или в луже. А в пруду она утонет и никто её не достанет.

— Спасибо вам, — сказала Люба, — мы так и сделаем.

— Какая интересная кукла внутри сидит, — дед Ваня, щурясь, заглянул внутрь лодки через люк, — прямо таки как живая.

Пряткин сидел и не шевелился, изо всех сил претворяясь куклой.

— Отдайте нам нашу лодку, — не выдержала Аня, — а то я зареву!

Угроза сразу подействовала.

— Не стоит плакать, держите, и не пускайте её больше в пруд, а то утонет.

— Спасибо, — еще раз поблагодарила Люба, взяла лодку и передала её Ане.

Аня поспешила удалиться на полянку, где её ждали гномы. Люба немного задержалась, она хотела выяснить, как долго дед Ваня собирается сегодня рыбачить. Было уже ясно, пока он тут, запустить подводную лодку не получится.

— А много вы рыбы наловили? — поинтересовалась девочка у рыбака.

— Да вообще ничего не поймал, — вздохнул дедушка.

— А, может, неудачный сегодня день для ловли?

— Много ты понимаешь?! Очень даже удачный! Видишь, пузыри на середине так и поднимаются? Это рыба гуляет. Пока рыба гуляет, надо её ловить.

Люба ещё раз поблагодарила старичка и направилась к остальным в их укромное место.

Там Пряткин уже вылез из подводной лодки и рассказывал всем, сколько страху он натерпелся, пока его тащили на берег.

— Почему он не уходит, он же и утром ловил, и днем, но ничего не поймал? — Поинтересовался Александр у Любы, как только она подошла.

— Он видит пузыри и думает, что это рыба.

— Значит, пузыри должны перестать булькать, — высказал общую мысль Обжоркин.

Профессор, не теряя ни минуты быстро побежал на тот берег.

Вечерело. Солнце склонилось к горизонту и скоро совсем скрылось за ним. На противоположной закату стороне неба появились первые звездочки. Быстро темнело. Дед Ваня снова закинул удочку на самую середину пруда. Пойманная детская игрушка показалась ему очень удивительной, как и пенек, который он видел утром. Но чудеса на сей день ещё не кончились. Только старичок присел на траву, как к берегу, совсем рядом с ним, подбежал черный кот и что-то громко прокричал, глядя в воду. Тотчас же пузыри прекратились. После этого кот развернулся, мельком глянул на рыбака и убежал в кусты. С минуту дедушка посидел, глядя на пруд, а потом стал сматывать удочки. Через десять минут он ушел домой.

Девочки и гномы тем временем готовили второе погружение. Пряткин снова забрался в подводную лодку, и Люба снова осторожно запустила её в воду. На сей раз лодка благополучно добралась до середины пруда и начала погружение. Сначала её было видно сквозь толщу воды как желтое пятнышко. Потом она совсем скрылась. Через пару минут вода в центре стала мутной и грязной.

— Это Пряткин откапывает вход в корабль, — пояснил Александр.

Все, затаив дыхание, смотрели на пруд. Больше всех волновался Профессор. Он буквально превратился в неподвижную статую. Наконец, на поверхности пруда раздался большой: «Бульк».

Все уставились на Профессора, ведь только он знал язык воздушных пузырей. Профессор-Васька медленно повернулся и посмотрел на девочек, потом на гномов, словно пытался в их глазах прочесть подтверждение того, что он только что увидел.

— Ну, что? — Не выдержала Незабудка.

— Всё получилось, у нас всё получилось,- не веря своим словам произнес Профессор через переводчика.

— Ура! — Раздался радостный крик.

— Тихо вы! — Прошипел на всех Александр.- Не хватало нам ещё каких сюрпризов. Он повернулся в девочкам. — Ну, нам пора, — сказал он.

— Как, так быстро? — Люба понимала, что этот момент когда-нибудь настанет, но не думала, что он настанет так скоро.

— Да, — вздохнул Александр, — мы и так уже сильно задержались.

Сверху, с тёмного ночного неба абсолютно бесшумно спускалось небольшое облако. Оно опускалось всё ниже и ниже, пока пруд и все его окрестности не заволокло туманом. Потом земля слегка вздрогнула, и вода в пруду пошла волнами. А затем над водой показалось нечто огромное, шарообразное, в иле и водорослях.

— Водяной! — Ахнула Аня. — Я же говорила, что тут живет водяной!

— Хорошо, — согласился Профессор, стоявший рядом, — с сегодняшнего дня назову свой корабль — «Водяной».

Медленно, но верно корабль Профессора поднялся над водой. Грязь и вода лились с него небольшими ручейками. Затем всё это приблизилось к берегу, где стояли гномы, отчего сразу стало прохладней, запахло сыростью и тиной. У самого берега корабль остановился. Что-то в нем зашипело, зашуршало и открылась небольшая дверка, откуда вышел Пряткин.

— Всё работает просто отлично, — сообщил он, — ничего не пострадало за эти годы.

— Я рад, — сказал Профессор, — завороженно глядя внутрь корабля.

Несмелыми шагами он направился внутрь. Было видно, что он очень волнуется: хвост его подергивался, лапы переступали медленно-медленно. Профессору словно не верилось, что то, к чему он стремился на протяжении пятидесяти лет, наконец-то свершилось. Он зашел внутрь и скрылся в глубине корабля. За ним последовали и остальные гномы. Через минуту Профессор вышел снова. Он что-то нес в зубах.

— Мне не терпится принять свой обычный облик, но я не могу вот так уйти, не попрощавшись, — сказал он, обращаясь к девочкам. — Вы очень помогли мне, спасибо вам! Если бы не вы, я, наверное, еще долго-долго ходил бы в облике кота. Но вот, я свободен и могу отправиться к себе домой. Я рад, но почему-то мне немного грустно.

Он взглянул на девочек. Люба выглядела так, словно готова была расплакаться. У Ани по щеке катилась слеза.

— Ничего, — сказала она, — зато ты теперь сможешь всем рассказывать о своих необычных приключениях.

— Это уж точно, — засмеялся Профессор. — Возьмите вот это себе на память.

Он подтолкнул лапой к девочкам небольшую коробочку, где под стеклянной крышкой лежали две небольшие, блестящие металлические стрекозы.

— Что это? — Спросила Люба.

— Это оставшиеся спутники. — Сказал Профессор. — Можете носить их, как украшения. Пусть они напоминают вам о нас.

Из глубины корабля вышел Александр.

— Нам пора, — сказал он.

— Прощайте, — загалдели все гномы разом и стали махать руками.

— Прощайте! — ответили им девочки.

Тем временем люк медленно закрылся, и корабль стал подниматься всё выше и выше. Облако тоже набирало высоту. Вскоре туман рассеялся, а в ночном небе появились две новые звёздочки.

— Ну вот и всё, — сказала Люба.

— Люба! Аня! — Послушались голоса.

Девочки обернулись. К ним приближались их бабушки.

— Вы что так поздно играете? Не видите, туман какой, сыро-то как! Пошли по домам!

Аня направилась со своей бабушкой к себе домой. Люба последовала за своей бабушкой.

— Что-то ты грустная какая, — заметила бабушка Маша, — заболела, наверное. Дай ка я тебе чаю с малиной сделаю.

Девочка пила чай, а сама думала только о гномах. Всё произошедшее казалось ей каким-то необычным сном, и только металлическая стрекоза, сидевшая у неё на груди, словно брошка, и мигавшая маленькой лампочкой, свидетельствовала о том, что всё было на самом деле.

Спать Люба легла поздно. Она смотрела в ночное небо и видела, как две небольшие звездочки, кружась по спирали, набирают высоту. Они поднимались всё выше и выше, пока совсем не скрылись в бездонном ночном небе.


Вот и сказке Про девочку любу Глава 11. Прощание конец, читай снова наш Ларец . Оценка: 6 0

источник: http://segor.ru/proshanie/

Возможно вас заинтерисуют: сказки про Девочек

Отзывы

Читать также Украинские сказки: Бедняк и смерть
Бородка
Ведьмы на Лысой горе
Видимо и Невидимо
Волк, собака и кот
Читать также Белорусские сказки: Алёнка
Андрей всех мудрей
Бабка-шептуха
Былинка и воробей
Вдовий сын
понравилась сказка?
0 6 Вверх